Магазин Чая/ Подарков/ Чайный Паб/ Чайный Кейтеринг

+7(499)350-61-40

E-mail: info@sirpuer.ru

г. Москва. ул. Марксистская 5 стр. 1. Работаем ежедневно с 11 до 21 

Как нас найти

Путь чая в Россию

В русской чайной истории есть несколько страниц, достойных более подробного описания, нежели достаточно сухой перечень дат и фактов.

Начнем с рассказа о том, как доставляли чай в Россию до появления Суэцкого канала и активизации морских перевозок из Азии в Европу.

Чай, естественно, доставляли посуху. Естественно, из северного Китая. Большей частью через Сибирь. В общем и в целом, все было очень просто. А в деталях — очень интересно. Большинство этих деталей мы почерпнули из статьи М. В. Кривокурцевой «Чай в Сибири».

Итак. Посуху чай везли на всем, что ходит — на верблюдах, лошадях, мулах, быках. Большей частью, конечно, на верблюдах. При этом весь чайный путь разбивался на два этапа: Китай — Сибирь и Сибирь — Европейская Россия.

(Часть чая попадала в Россию через ханства Средней Азии. Туда он шел по Великому Шелковому Пути, а оттуда — в Оренбург. Часть чая попадала в Семипалатинск, а оттуда — в Тобольск, но все-таки большая часть — через Сибирь, так что дальше речь только рб этом пути).

Сначала, естественно, чай везли из Китая в Сибирь (около 4 000 км). По Китаю чай путешествовал самыми разными способами, часто — по рекам. По Монголии (которая, вроде как, находится между Россией и Китаем) — на вьючных животных. Китайско-монгольская часть чайного путешествия длилась около пяти месяцев и, естественно, не обходилась безо всяческих приключений — то разбойники нападут, то реки разольются.

Китайская часть пути была такой: Ханькоу (центр китайского чаеводства) — Пекин — Калган (это уже у Китайской стены) — и уже оттуда, через Монголию, к нам.

 

Конечным пунктом путешествия чая из Китая в Сибирь была Кяхта — торговая слобода, основанная в 1728 году между рекой Кяхтой и горой Оротогой (на территории современной Бурятии). С другой стороны границы стояла монгольская слобода — Маймачен, которая выполняла функции торгового форпоста другой стороны. Естественно, что через Кяхту шел в Россию не только чая — это вообще была основная база русско-китайской торговли.

В Кяхту чай приходил в двух видах — в зависимости от сорта. Кирпичный прессованный чай, бывший достаточно популярным в Сибири, привозили в ящиках. Кирпичи прессованного чая соединялись в одну «доску» на манер известных всем долек шоколада. Количество и размер таких досок в ящике могло быть различным.

Рассыпной чай, который как раз с начала Кяхтинской торговли начали называть байховым, паковали в деревянные ящики, несколько раз оплетенные камышом. Такие ящики называли цибиками (слово, скорее всего, является производным от монгольского слова, обозначающего плетеную емкость). Цибики были квадратные и полуторные. В квадратные помещалось около 25 кг чая, в полуторные — 34-36 кг. Лучшие сорта чая часто упаковывались в металлические ящики (оловянные или свинцовые). Эта упаковка могла еще усугубляться кожей. Ну и цибиком, конечно. Один верблюд (если везли на верблюдах) вез 4 цибика. Чувствуете ритм слов... Один верблюд — четыре цибика ;) Прибывший в Кяхту чай досматривали, переупаковывали и маркировали в соответствии с принятыми стандартами. Развьючивание верблюдов, снятие наружной упаковки с цибиков и осмотр чая производили специальные люди — савошники. Их так называли по основному инструменту их работы — савку. Это была такая штуковина, которой можно было пробить цибик и достать из самой его середины немного чая на проверку. Короче говоря, полый ломик. Савошники проверяли две вещи. Наличие чая внутри цибика и его качество. Изначально такой проверкой (как ее назвать — непонятно... «савошничество», что ли) занимались купеческие приказчики или казенная артель инвалидов, однако с 1861 года начали появляться частные савошные артели.

 

Разгрузка китайских товаров в Кяхте.

После проверки савошники доставляли чай на переупаковку. Этим уже занимались другие артели — ширельные (к ширянию они не имеют никакого отношения). Они «ширили», то есть зашивали в кожу (по другим источникам — в шкуры, шерстью внутрь), упаковки с чаем для дальнейшей транспортировке по Сибири. Где, как известно, случается зима и снег. Цибик с чаем обвертывали кожей, которую, в свою очередь, стягивали и сшивали ремнями.

Переупакованный чай снова возвращался к савошникам, которые маркировали его. На коже вырезались инициалы хозяина и маркировку чая. Например, «Т.Н.» — «торговый нетоварный».

Напомним, что в цибиках доставлялся байховый (рассыпной чай). Кирпичный чай (который маркировался, например, «К.Ч.» — «кирпичный черный») требовал более муторной обработки. Его раскупоривали полностью — до кирпичей. После чего счищали с них пыль и плесень и упаковывали по новому — сначала в бумагу, потом в кожу.

Работа у савошников и ширельщиков была незавидная. Особенно у ширельщиков. Это в напитке чай — штука исключительно полезная. А как сырье, которое надо обрабатывать — штука для здоровья весьма неприятная. По меньшей мере, тогда был. В артелях работали по 12 часов (тогда так было принято — трудоголики все были), в полумраке, задыхаясь от запаха сырых кож и чайной пыли. А еще при прошивании кож очень часто ранились руки — нежно кожу не проколоть. Однако работа эта все равно была очень престижной. Во-первых, она обеспечивала постоянным заработком. Во-вторых — давала определенные социальные льготы. Такие, например, как пособие в случае женитьбы или в случае смерти родственников.

 «Для восполнения указанных пробелов и с целью всестороннего исследования вопросов о чае и чайной торговле предпринято это издание, представляющее по возможности полную картину чайного дела.

В виду этой главной цели издание должно было преследовать следующие задачи: 1) представить сжатую, но верную картину чайного дела; 2) указать истинное значение чая в области государственного и народного хозяйства; 3) выяснить действительное положение чайной торговли, роль ея в ряду других факторов экономической жизни и особый характер русского чайного дела; 4) собрать и обработать материалы, могущие служить с пользой для правительственных и общественных учреждений; 5) лицам, непосредственно заинтересованным в правильном ходе чайного дела, облегчить возможность ориентироваться во всех его деталях; 6) дать необходимое учебное пособие для преподавателей коммерческих наук и статистики; 7) наконец — что очень важно — дать такую цельную монографию по отдельной экономической отрасли, которая послужила бы образцом для подобных же изданий по разным крупным производствам, в чем так нуждается русская экономическая литература. Этими планами обусловлено и построение самого плана издания. Программа составлена по научной схеме. Согласно основным разделам политической экономии, книга разделена на три главные части: производство, потребление и распределение. В первый отдел, кроме описания собственно культуры, вошли: научное определение чайного растения, его географическое распространение, распределение чая по сортам, сведения о суррогатах и фальсификации. Во второй части рассматриваются все вопросы, связанные с потреблением чая — его химический состав, действие на организм, самые способы потребления в разных государствах, а также те последствия, которыя вносит чаепитие в современный общественный быт, при чем необходимо было указать на широкое значение чая, как фискального источника и как одного из социальных факторов, направленных к парализованию зла, посетившаго все европейския государства — алкоголизма. Вместе с тем пришлось остановиться на производствах, тесно связанных с потреблением чая, как например на сахарном и других. В третьем отделе, посвященном собственно-чайной торговле, рассматриваются подробно все условия ея в разных государствах, как производящих чай, так и потребляющих его, затем — новые факторы, выступившие на рынке в последнее время, наконец — обработаннаыя статистическия данныя в сжатом виде, но по возмождности за более полные периоды. В обзоре русской чайной торговли отведено большое место самой истории сношений России с Китаем, как торговых, так и политических, имевших влияние на торговлю, на направление чайных грузов, а также рассмотрению мероприятий нашего правительства, относящихся до чайной торговли: вместе с тем подвергнуты подробному анализу вопросы о новых путях, накладных расходах,таможенной политике в отношении чая и вызванной ею контрабанде. При обзоре русской чайной торговли в основание положена также научно-экономическая система. Если держаться хронологической постепенности, то следовало бы начать обзор с Кяхты, а потом перейти к русской торговле в Китае, которая началась уже тогда, когда окончилась кяхтинская гегемония в чайном деле. Мы же держались общеэкономического порядка, начав с торговли в Китае, где начинаются покупки чая, потом о Кяхте, куда идут главные чайные транспорты, затем — о новом морском пути.

В заключение — общий взгляд на условия, определяющие направление и характер чайного дела в будущем, а также своеобразные черты, отличающие его от других важных отраслей экономической деятельности. Исследование особенностей чайной торговли вошло, так сказать, в наши конечные выводы».

Это отрывок из введения к книге «Чай и чайная торговля в России и других государствах», подготовленной А. П. Субботиным и вышедшей в 1892 году. Книга Субботина является одной из самых существенных книг о чае на русском языке. Ну и, кроме этого, ее просто интересно читать.

 «Следует упомянуть о производстве чая на Тайване (ранее — Формоза), которое весьма значительно. Его основной продукт — чай оолонг и в ограниченных количествах — пушонг, а также зеленый чай «порох». Слегка ферментированный пушонг широко используется для приготовления жасминных чаев.

 

Чайный куст

Первые саженцы чайного куста были завезены на северную часть острова около 300 лет тому назад из китайской провинции Фуцзянь. И в наше время основные плантации расположены в этом районе (недалеко от столицы Тайбэй), а также в центральном горном районе. При небольших высотах (менее 300 м над уровнем моря) и температурах 13-28 градусов чайные кусты вегетируют пять раз в году с апреля по декабрь. Наилучшие сборы получают в конце мая и в середине августа». (В. М. Семенов. «Приглашение к чаю»)

«В конце правления китайской династии Мин (середина XVII века) большое количество жителей материкового Китая перебралось на остров Тайвань. В это же время на остров из района Уишань (провинция Фуцзянь) были завезены первые чайные кусты. Так зародилось тайваньское чаеводство.

В наши дни чайные плантации расположены на севере и в центральной части страны. Особенностью тайваньского чаепроизводства является то, что большинство плантаций не являются высокогорными и располагаются на высоте не более 400 метров над уровнем моря.

В основном Тайвань вырабатывает оолонг, пушонг, зеленые и в небольшом количестве черные чаи по традиционной технологии.

Всего ежегодно вывозится из играны около 8 тысяч тонн, а общий объем производства чая достигает 24 тысяч тонн. Площадь чайных плантаций превышает 21 тысячу га.

На острове выращивают и производят несколько сортов черного байхового чая. Среди них выделяется Терри Сушонг (Тапу Souchong), изготовляемый по традиционному китайскому методу. Из всех сортов чая это самый «прокопченный», то есть обладает отчетливо выраженным запахом дыма. Предназначенный только для истинных любителей благодаря своему особому вкусу, Терри Сушонг составляет неплохой аккомпанемент к обильному раннему или позднему завтраку. Среди тайваньских зеленых чаев особой популярностью пользуется марка Формоза Порох (Formosa Gunpowder). Этот чай скручивают в небольшие шарики, которые как бы «взрываются» при их заливании кипятком. Чай дает настой янтарного цвета. Он широко используется для приготовления мятного чая, как послеобеденный чай, а также как ледяной освежающий напиток.

И все же наибольшей славой в мире пользуются тайваньские красные чаи. Первый успех пришел к местным чаеводам еще в 1869 году, когда в Нью-Йорк был завезен оолонг марки Формоза Та (Formosa Tea). С той поры тайваньский оолонг приобрел отличную репутацию и получил международное признание. В современном Тайване вырабатывается много различных марок чая оолонг: слегка продымленные, среднепродымленные, выдержанные в течение пяти лет, а затем сильно продымленные над натуральным огнем. Тайванские оолонги различаются также по цвету настоя, вкусовым и ароматическим оттенкам. Они могут быть темными, крепкими, сладковатыми и т.д.

Среди лучших тайваньских красных чаев-оолонгов следует отметить марку Формоза Грейт Оолонг (Formosa Great Oolong). Другое ее название — Грейт Блэк Драгон. Это высококачественный чай, сырьем для которого служат типсы с верхним листочком, собираемые ранней весной. Его употребляют по особым случаям. Чай дает возможность насладиться утонченным вкусом и выразительным ароматом, присущими чаям этого типа.

Чай Империал Оолонг (Imperial Oolong) является самым замечательным чаем семейства «Восточная красавица» (или «Черный дракон»). Настой чая имеет цвет, похожий на янтарный, запах содержит оттенки каштанового и медового ароматов. Обладая сильным ароматом, этот чай предназначен для вечернего употребления.

Среди красных чаев-пушонгов интерес представляют марки Формоза Гранд Пушонг (Formosa Grand Pouchong) и самый лучший тайваньский чай Танг Тинг (Tung Ting).

Чай Формоза Гранд Пушонг — это слабоферментированный высококачественный чай. По внешнему виду он мало отличается от зеленого чая. Дает настой светло-желтого цвета с утонченным ароматом. Хорош как успокаивающий вечерний чай.

Танг Тинг также слабо ферментируется. Дает настой желто-оранжевого цвета с мягким, бархатным вкусом. Очень дорог и употребляется в особых случаях днем и вечером». (Ю. Г. Иванов. «Энциклопедия чая»)